?

Log in

No account? Create an account

Королева Маргарита part 2

О королевском доме Франции
вторая частьCollapse )

Королева Маргарита

Имя Людовика Святого, короля Франции, знакомо всем, мало мальски интересующимся средневековой историей. Имя его матери, Бланки Кастильской, тоже. Запомнился потомкам и амбициозный брат святого короля Карл Анжуйский, завоевавший сицилийское королевство.
Жена Людовика Святого практически не известна.
Этот пост, и, возможно, последующие, о ней.
МаргаритаCollapse )

нелюбимые

Подумала сегодня о том, что не воспринимаю исторических личностей объективно. Кто-то мне нравится, кто-то нет. Хотя мы никогда не были лично знакомы)
Вот Top 3 самых неприятных исторических персонажей(кто вспомнился).
1. Сталин
2. Екатерина II
3. Кромвель
У кого-нибудь есть, кем дополнить?
Наверное, всякий знает, что вторая и пятая жены Генриха VIII Тюдора - двоюродные сестры. Но я только сегодня натолкнулась на информацию, что Джейн Сеймур, третья жена Синей бороды и мать его наследника, приходилась Анне Болейн и Екатерине Хоуард троюродной сестрой. Так что Эдуард VI и Елизавета I были друг другу родными единокровными братом и сестрой по отцу и четырехъюродными кузенами по матерям.
Родство выстраивается от Елизаветы Чени, от первого брака которой родилась Елизавета Тилней, первая жена 3-его герцога Норфолка Томаса Хоуарда. От второго брака родилась Анна Сэй, вышедшая замуж за Генри Вентворта. Елизавета Тилней родила Елизавету Хоуард, мать Анны Болейн, и Эдмунда Хоуарда, отца Екатерины Хоуард. Анна Сэй родила Марджори Вентворт, мать Джейн Сеймур.
Мало того, учитывая что все три королевы из потомства Елизаветы Ченей являлись потомками короля Англии Эдуарда III, они приходились отдаленными кузинами и Екатерине Арагонской - первой жене Генриха, - которая происходила в 4 колене от Филиппы Ланкастерской и в 3 колене от ее сестры Екатерины Ланкастерской(в честь которой и получила свое имя) - эти принцессы были внучками Эдуарда III.
Ну, и уж совсем не сложно представить, что четвертая жена Генриха, Анна Клевская, тоже была в родстве со всеми вышеупомянутыми - все они вели свое происхождение от Карла II Хромого, бывшего в начале XIV века королем Неаполитанским. Естественно, что у них было еще с полдюжины общих предков.
Екатерина Парр - шестая жена, - в эту "семью" вписывается хуже. Но эта дама, которая считается самой "многомужней" королевой Британии (король был ее третьим супругом), все-таки породнилась с прочими еще раз(Генрих VIII был в родстве со всеми своими женами, исключая саму леди Парр), когда в четвертый раз вышла замуж за Томаса Сеймура - родного брата Джейн, кузена в третьем колене Анны и Екатерины Хоуард, и отдаленного родича Екатерины Арагонской и Анны Клевской...
PS. Нашлась новая инфа: Екатерина Парр таки родственница всем своим предшественницам и своему мужу. Она в пятом колене потомок Джоан Бофор, графини Уэстморлендской, дочери Джона Гонта, герцога Ланкастера. Джоан Бофор была родной внучкой Эдуарда III.

Три Екатерины

В 1582 году Карин Мансдоттер, вдовствующая королева Швеции, проживающая после свержения своего мужа Эрика XIV в Финляндии, прибыла в Стокгольм, чтобы просить своего деверя, правящего короля Юхана III, о финансовой помощи. Карин была единственной, пожалуй, простолюдинкой на шведском троне в Средневековье и была женщиной с удивительной судьбой. Но сейчас не об этом.
В Стокгольме вдовствующую королеву, низкое происхождение которой во многом способствовало свержению ее супруга, приняли тепло - ее встретили еще две королевы. Вдова ее свекра, Катарина Стенбок, третья супруга короля Густава I, основателя династии Ваза, которая приходилась родной племянницей своей предшественнице - второй жене Густава Маргарите Лейонховуд, и была двоюродной сестрой правящего монарха Юхана, и жена последнего - Катажина Ягеллонка, дочь короля Польши и его итальянки-жены. Эта встреча трех шведских королев интересна сама по себе. Но еще более интересно, что все королевы были тезками - их имена по-русски звучат как "Екатерина".

Анна де Боже pt 3

Король во Франции - фигура сакральная. Его власть дарована Богом, его могущество идет от Неба, он - всегда Капетинг, всегда прямой потомок Людовика Святого, и всегда - "Христианнейший", старший сын церкви. Он - мужчина. После 1328 года закон о мужском престолонаследии четко утвердился в умах - эту четкость французская нация выстрадала за 117 лет Столетней войны. К кормилу власти женщин старались не подпускать - те исключения, когда Анна Русская правила в малолетство сына, или Бланка Кастильская осуществляла регентскую власть в детские годы Людовика Святого, были исключениями, подтверждавшими правило. Когда в том самом 1328 г. Изабелла Французская, английская королева-волчица, попыталась стать регентшей после смерти своего младшего брата, ее претензии французская знать отвергла единодушно. Королева-мать в регентстве - прискорбное, но допустимое нарушение. Регентша-сестра или тетка - таких прецедентов не было и не должно быть.
Когда в 1483 году умирал Людовик XI, он четко понимал все это. Сам презиравший женский пол, ненавидевший свою первую жену - одаренную меланхоличную Маргариту Шотландскую и любовницу отца - умницу Аньес Сорель, он и помыслить не мог, чтобы передать управление государством в руки второй жены. Но, с другой стороны, всю его жизнь перед ним маячил страшный пример деда - короля-безумца Карла VI, за которого всю жизнь - с восшествия на престол в 10-летнем возрасте до печальной кончины 42 года спустя, правили алчные принцы - кузены, братья, зятья, которые чуть не растащили Францию по кускам. Такая перспектива страшила короля-паука не меньше возможного женского правления. Причем его сыну в то время шел 13-й год - на момент смерти отца (30 августа 1483 г.) он уже считался совершеннолетним (короли Франции считались совершеннолетними в 13 лет, а дофин Карл родился в июне). Но слабое здоровье, позднее развитие мальчика и полное отсутствие всякого политического опыта (Людовик, сам с младых ногтей бунтовавший против отца, держал сына вдали от политики, боясь соперничества) подразумевали долгий период регентства - пока принц не овладеет наукой власти. Король колебался до последнего дня, когда, наконец, не остановился на единственном приемлемом решении: на смертном одре Людовик объявил опекунами будущего короля чету де Боже. Решение было озвучено устно - у короля не было ни сил, ни времени издать соответствующий указ. В первый день осени 83-го года Анна оказалась у руля королевства - без какого-либо документа, подтверждавшего ее полномочия, без традиции, на которую могла бы опереться, вопреки воле главных феодалов страны - принцев крови, решивших, что после смерти старого деспота настал их момент.
На тот момент расклад сил был таков: существовал Людовик Орлеанский, первый принц крови, владыка обширного домена, молодой и амбициозный, чьи притязания подкрепляла нелюбимая жена - тоже старшая сестра нового монарха, и - принадлежность к мужскому полу, делавшая его старшим в королевском доме и потенциальным наследником престола. Были другие принцы крови - глава младшей линии дома Валуа герцог Алансонский; кузен Людовика Орлеанского Карл Валуа, граф Ангулемский; старший брат мужа Анны Жан II, герцог Бурбонский, и другие члены дома Бурбонов. Наконец, была королева-мать, Шарлотта Савойская, на стороне которой была традиция и статус родительницы короля.
Королева-мать, все правление мужа третируемая и остававшаяся в тени, умерла первого декабря того же года, ни разу не проявив ни малейшей попытки оспорить у дочери власть. Из принцев крови граф Ангулемский, герцог Алансонский и младшие Бурбоны не смогли выдвинуть ни одного харизматичного лидера, а старый склочник герцог Бурбонский, ревновавший младшего брата к его положению, не умел толком разыграть ни одной карты - полученные вскорости титул коннетабля Франции и некоторые другие милости быстро насытили его амбиции. Оставался герцог Орлеанский, по утверждениям многих - первая любовь Анны, и теперь ее зять и главный соперник, который немедленно оспорил регентство. С этим противником госпоже регентше пришлось вступить в упорную борьбу.

Анна де Боже - Pt. 2

Рассказ о Людовике XI, его жизни и политике, выходит за рамки нашего повествования. Как раз его жизнь - одного из самых главных французских королей, - достаточно хорошо освещена романистами и историками, даже в школьных учебниках хватает информации. Главные константы его деятельности: неутомимая борьба с феодалами, борьба с принцами, жаждущими взять под контроль королевское правительство, стремление отвратить от королевства угрозы иноземного(английского) вторжения и установление во Франции автократического правления короля: с бюрократической машиной и фискальным механизмом, неоспоримой властью монарха, общим для всех законом и территориальным единством. Большую часть правления Людовик провел в борьбе - как правило, тайной, скрытной и коварной, со взбалмошным и непокорным, исполненным амбиций герцогом Бургундии Карлом Смелым (ум. в 1477 г.). Сразу проясним - под Бургундией подразумевается не только обширное герцогство на востоке Франции, а государство-конгломерат, включавшее в себя земли современных Нидерландов и Бельгии, а также многочисленные владения в о французском королевстве. Коварный, скрытный(хотя это и нарушалось порой его необузданной страстью к болтовне), умеющий ставить цели и преследовать их, скупой и ханжески-благочестивый, он не нравился современникам и не пользовался любовью потомков, но его роль в создании Франции сложно переоценить.
Из нескольких детей, которых ему родила бесцветная Шарлотта Савойская, выжили трое: рожденная в 1461 г. Анна, ее младшая сестра Жанна (родилась в 1464 г.) и единственный брат - Карл (1470 г.). Карл был болезненным ребенком, которого отец с годами стал побаиваться, памятуя о том, как сам интриговал против своего отца Карла VII, но которого берегли как зеницу ока - как единственного законного наследника французского престола. Жанна была калекой - хромая, тщедушная, горбатая, она была страшна обликом, но обладала прекрасными душевными качествами: набожная, добрая и смиренная, она оставила по себе добрую память и была после смерти канонизирована (еще одна святая Жанна Франции, наряду с Орлеанской девой). Старшую дочь от родных отличало все: живой ум, крепкое здоровье. Красавицей она, скажем, не считалась, но на фоне в принципе не очень привлекательных принцесс из основной ветви Валуа, уродиной она не была.
Любители скандальных историй вроде Брантома, сохранили для потомства историю о том, как маленькая Анна влюбилась в своего кузена (вернее, троюродного брата своего отца) Людовика II, герцога Орлеанского. Он был годом младше, хорош собой и отличался живостью характера и воображения. Правда это, или нет, никто не скажет. Но, в любом случае, брак крепкой и волевой "старшей дочери Франции" с главой следующей после королевского дома ветви династии Валуа представлял угрозу как дофину Карлу, брату Анны, так и позволял Орлеанскому дому заполучить здоровых наследников - что отнюдь не соответствовало планам "короля-паука". На старшую дочь у него были другие виды.
В самые страшные годы Столетней войны королевский дом опирался на одну из главных ветвей Валуа - Анжуйский род. Титулярная королева Сицилии, Арагона, Иерусалима и Неаполя Иоланда Арагонская, по факту бывшая герцогиней Анжуйской, воспитала Карла VII, фактически правила Францией долгие годы и женила короля на своей дочери Марии Анжуйской(мать Людовика XI и бабка Анны). При помощи брака Анжуйцы получили герцогство Лотарингию, лежавшее в сердце владений герцогов Бургундских и мешавшее им объединить свои разрозненные территории в один могучий монолит. Естественно, что французский король был заинтересован в том, чтобы сделать своего анжуйского племянника Никола, герцога Лотарингии, союзником и верным проводником прокоролевской политики. Анну пообещали Никола Анжуйскому. В 1468 году ее сделали виконтессой Туара, а титул виконта передали Никола.
В 1472 году молодой герцог Лотарингский разорвал помолвку. Двигаться в фарватере политики французского короля ему не улыбалось, а на горизонте замаячила новая, более желанная добыча - дочери Карла Смелого Бургундского Марии, исполнилось 15 лет, и она была единственной наследницей отца. Тут уже правителю Лотарингии выпадал шанс объединить бургундские земли под своей рукой. Да и почти взрослая девушка всегда приятнее для 24-летнего герцога, чем невеста вдвое моложе.
Герцог Карл, как бы не был сумасброден, четко понимал, что заполучить деятельного зятя без конкретной и осязаемой выгоды ему не улыбается, и потому тянул с замужеством дочери как только мог. На момент его смерти Мария все еще была не замужем. Однако несостоявшийся муж Анны и жених Марии умер куда раньше - в 1473 году.
В том же году король нашел жениха для брошенной невесты. Из многочисленных "принцев лилий", членов королевского дома, уже слишком долго ходил в холостяках кузен короля Пьер де Бурбон. Ему уже исполнилось 34 года, и он все еще ждал совершеннолетия своей невесты Марии Орлеанской. Этот принц, двоюродный брат Карла Смелого (через свою матушку Агнессу Бургундскую), ведший свой род по мужской линии от Людовика Святого, был средним сыном в семействе Бурбон, почти триста лет дублировавших дом Валуа, и в итоге унаследовавших им. Его старший брат Жан II, герцог Бурбонский, был женат на сестре Людовика XI Жанне Французской, другие братья стали один кардиналом, другой - епископом Льежским, а сестры повыходили замуж за крупных феодалов, причем Изабелла Бурбонская была женой Карла Смелого и матерью Марии Бургундской. Сам Пьер не питал особых надежд на наследство, и жил милостями престарелого дяди - принца-поэта Карла Орлеанского.
На пожилом герцоге Орлеанском стоит задержаться на мгновение - одаренный поэт, храбрый воин и неудачливый политик, герцог приходился двородным братом Карлу VII и был первым "принцем крови". Последнее автоматически делало его наследником престола в отсутствие дофина. Он и являлся вторым в очереди на престол почти всю свою жизнь. В битве при Азенкуре в 1415 году Карл, которому тогда был 21 год, попал в плен, и провел в Англии 25 лет. За это время во Франции умерла его вторая жена, несколько раз сменилась политическая ситуация, провела свою героическую эпопею и погибла на костре Жанна д'Арк... Освобожденный из плена своим кузеном Филиппом Бургундским и его женой Изабеллой Португальской, он женился в третий раз на совсем юной Марии Клевской (племяннице герцога Бургундского). Карлу было 46 лет, его жене - 14. Брак оставался бездетным 16 лет, пока наконец, Мария не родила дочь, получившую имя матери. Так что все эти годы юный Пьер де Бурбон, который приходился Карлу троюродным племянником, а Марии Клевской - двоюродным братом, провел при орлеанском дворе, где бездетный герцог следил за его воспитанием. А после рождения Марии Орлеанской ее руку пообещали Пьеру, что делало его потенциальным наследником.
Вернемся к младшему отпрыску дома Бурбонов - несмотря на свое происхождение от Бурбонов, не всегда лояльных королевской власти, и воспитание в Орлеанском доме, также весьма своевольном семействе, он всегда оставался неизменно верным Людовику XI. Постепенно король сделал его одним из главных функционеров короны, а также расстроил его помолвку с дочерью герцога-поэта. Правда, у того в 1462 году родился сын, и Пьер отступал на второй план в глазах герцога Орлеанского. Однако, в любом случае, союз Бурбонов и Орлеанских был глубоко противен королю, всегда не без оснований опасавшегося родственных союзов принцев крови друг с другом.
Так что в 1473 году король озаботился браками обеих дочерей. Анну выдали замуж за Пьера, отняв жениха у принцессы Орлеанской, а 11-летнего Людовика, уже нового герцога Орлеанского(его отец умер в 1465 г.), обручили с 9-летней калекой Жанной Французской. Они поженились тремя годами позже, но о них рассказ еще последует.
Пока же, в ноябре 1473 года, 35 летний Пьер де Бурбон повел 12-летнюю Анну, худую, статную девочку, под венец. Свадьбу отпраздновали с подобающей роскошью. Незадолго до торжеств король озаботился статусом будущего зятя - мужу старшей дочери Франции, какого бы знатного рода он не был, не подобало оставаться безземельным. Старому бездетному Жану II, старшему брату жениха и коварному, хоть и несколько бестолковому, интригану, было велено поделиться с братом. Он уступил Пьеру обширную сеньорию Божоле, и тот стал сиром де Боже. С одной стороны, декор соблюден, хотя титул мадам де Боже для Анны был все равно не был пределом мечтаний, с другой стороны, значительный и компактный домен Бурбонов в центральной Франции оказался раздроблен - очередная выгода для короля. Отцовская любовь никогда не ослепляла Людовика, и уж подавно не могла заглушить голос государственного интереса: так что брачный контракт молодоженов недвусмысленно подразумевал возвращение бурбонских фъефов в земли короны, если Анна и Пьер унаследуют владения Бурбонов(перспектива туманная, но реальная) и у них не будет наследника мужского пола.
А в преддверии будущего, зять короля с удвоенной энергией погрузился в свои обязанности помощника короля, без особых, впрочем, полномочий: менее всего Людовику хотелось повторить ошибки предков, допускавших принцев-родичей до кормила власти.
Королю-пауку предстояло прожить еще 9 лет, в течении которых главные цели правления были достигнуты: герцог Бургундский был повержен, его главный французский фъеф - Бургундия, - отнят у наследницы, феодальная оппозиция была почти подавлена, власть короля распространилась по всему королевству. Лишь на севере остатки бургундских владений стойко обороняли свою независимость, и на западе герцогство Бретань упорно отстаивало свою старинную отчужденность от остальной Франции. В конце жизни Людовик, известный любитель вязать выгодные его политике узы Гименея, устроил последний брак в своем семействе: внучка Карла Смелого Маргарита Австрийская, 3 лет от роду, прибыла во Францию, чтобы стать женой дофина Карла, болезненного наследника короля. Цена брака - мир с преемниками герцогов Бургундии и обширные графства Артуа, Франш-Конте и Маконне, входившие в приданное Маргариты. В конце лета 1483 года Людовик XI скончался. Паранойя, тревоги, изнурительная болезнь омрачали последние дни этого циничного лжеца, тирана и невероятно одаренного политика.
В те дни Анне было уже 22 года. Трудолюбивая, деятельная, гордая и бесстрастная, она не походила на других женщин. Ранний брак с мужчиной много старше ее, и, по свидетельствам современников, уступающем ей в интеллекте, сделал ее сдержанной и рассудочной. Ранняя беременность - в 15-летнем возрасте, закончилась выкидышем, и не смягчила Анну материнством. (Note: не могу найти в источниках четких данных, хотя справочники по генеалогии в один голос уверяют, что у Анны и Пьера был сын Карл, который умер только в 22-летнем возрасте. Странно: если это так, почему о нем не указано ни в одном источнике, ведь такой знатный и достигший зрелого по меркам Средневековья возраста принц наверняка играл бы хоть какую-то роль при дворе?). Про Анну говорили, что ее единственной страстью была политика, и что этим она напоминала свою знаменитую прабабку - королеву "Четырех королевств" Иоланду Арагонскую.

Анна де Боже pt 1

Из тысяч потрясающих женщин, оставивших след в истории, Анна Французская, герцогиня де Бурбон, отчего-то симпатична мне более других. Как ни прискорбно, мне ни разу не встречалась книга, биография или хотя бы богатая фактами статья об этой принцессе. Есть источники на французском языке, но им я не владею, или на английском, но найти что-нибудь приличное в Интернете не получается. Придется суммировать информацию самостоятельно.
***
Итак, для начала - главный историографический штамп:
"Наименее безумная женщина Франции". Так (с некоторыми поправками на разные переводы) назвал свою старшую дочь король-паук, - наверное, самый сильный политик средневековой Франции Людовик XI (фраза полностью звучала так: "Анна - наименее безумная женщина Франции, а умных я никогда не встречал"). Из уст ярого дискриминатора женщин (король не любил своих обеих жен, не жаловал мать и презирал остальных вельможных дам, одну из них, Марию Бургундскую, попросту ограбив) это высочайший комплимент.
Контекст: Анна была старшей дочерью короля Франции Людовика XI и его второй жены Шарлотты Савойской. Ее отец был первым монархом из дома Валуа, правившим после завершения Столетней войны. На дворе - XV столетие, последнее в череде "темных веков". Книгопечатание уже было изобретено, но до открытия Америки - еще несколько десятилетий, в Италии уже вовсю цвел Ренессанс, но во Франции все еще царствовала средневековая готика. Столетняя война закончилась в 1453 году, и во Франции правил король Карл VII. В 1461 году его сыну и наследнику дофину Людовику было уже 33 года, когда Шарлотта Савойская, внучка герцога Амедея VIII, который стал последним антипапой в истории католической церкви, родила ему первого ребенка - дочь.
Девочка родилась 3 апреля в брабантском городке Женап, который находился во владениях Филиппа III Доброго, могущественного герцога Бургундского. Именно у него скрывался не ладивший с отцом Людовик. Принцессу назвали Анной - она первая в королевском роду, кто носил это имя, за долгие годы. До нее только жену Генриха I, правившего в XI веке, звали Анной - она была русской княжной. Нашу героиню назвали в честь бабки - тоже уроженки далекого Востока, Анны Лузиньянской, дочери короля Кипра и жены герцога Савойского.
Анне не было и 4 месяцев, когда умер ее дед, французский король, и Людовик унаследовал ему. Она с матерью медленно отправилась во Францию, пока ее отец стремительно короновался в Реймсе и погрузился в дела правления.
Возвращаясь еще раз к Салическому закону(которому будет посвящен отдельный пост) - это юридическое нововведение позволило Франции обрести политическую и династическую стабильность. Со времени смертей Людовика X(1316 г.) и Карла IV (1328 г.) престол королевства ни разу не становился предметом серьезных споров, и династия ни разу не пресекалась по мужской линии.
В Англии, где право женщин на престолонаследие хоть и не приветствовалось, но и не оспаривалось, неоднократно возникали сложные ситуации, которые из века в век приводили к серьезным династическим кризисам, гражданским войнам и даже революциям. Войны между Стефаном и Матильдой в XII века и война Алой и Белой Роз в XV-м - только одни из примеров. А после Генриха VIII ситуация усложнилась еще и за счет религиозного дуализма, сложившегося в Западной Европе. Сейчас речь пойдет о коллизиях, связанных с женским наследованием в династиях Тюдоров и Стюартов.
Наследницы английской короныCollapse )

Дочери - это королевы

Это высказывание Генриха IV Французского пришло мне в голову сегодня. Хитрый Наварра был прав, утешая свою жену после рождения очередной дочери: девочка в семье монарха - потенциальная королева.
Как ни странно, несмотря на то, что в семьях королей часто рождались дочери, пристроить их всех за королей удавалось нечасто. Вот самые яркие примеры:
Элизабета-Амалия Гессен-Дармштадтская, происходившая из рода, давшего двух российских императриц, во второй половине XVII в. произвела на свет 15 отпрысков от своего мужа, пфальцграфа Нейбургского. После того, как старшая, Элеонора-Магдалена-Терезия Пфальц-Нейбургская, вышла замуж за императора Леопольда I, главу дома Габсбургов, ее сестры стали пользоваться повышенным вниманием европейских монархов. Следующая по старшинству, мария-Анна, стала женой другого Габсбурга, испанского короля Карлоса II. Другая, Мария-София, стала женой короля Португалии Педру II. Еще одной повезло меньше - престолонаследник Англии, будущий Иаков II, отверг ее руку, однако его сын женился на ее племяннице(Марии-Клментине Собесской, принцессы Польской). Сама она(речь о Доротее) вышла замуж за наследника герцогства Парма в Италии, а после его смерти - за его брата, ставшего герцогом. Зато ее дочь, Изабелла Фарнезе, стала одной из самых влиятельных королев Испании и матерью двух королев. Так что в конце XVII века католической Европой правили три сестры из Нейбургского дома.
Праправнучка пфальцграфини Нейбургской, королева Неаполитанская Мария-Каролина Австрийская, дочь великой Марии-Терезии и сестра Марии-Антуанетты, тоже стала матерью нескольких королев. Ее старшая дочь, Мария-Терезия Бурбон-Сицилийская стала императрицей и королевой Венгрии и Богемии, женой Франца II. Мария-Луиза, третья дочь, получила корону поплоше - великого герцогства Тосканского, зато следующая, Мария-Кристина, стала королевой Сардинии. Вторая дочь, Мария-Антония, стала принцессой Астурийской и ее муж стал королем Испании - но это случилось уже после смерти Антонии. Наконец, младшая, Мария-Амалия, была выдана замуж за герцога Орлеанского, который стал королем Франции Луи-Филиппом I. Так что среди зятьев Каролины были четыре короля. Мало того, ее внучки стали императрицами Франции и Бразилии, королевами Саксонии, Бельгии и еще ряда европейских государств.
Алиенора Аквитанская также стала матерью королев - но только двух: Сицилийской(Джоанна Плантагенет) и Кастильской(Алиенора Плантагенет), однако ее старшие дочери стали матерю королей и королев. Одна их них, Матильда Плантагенет, была замужем за герцогом Баварии и Саксонии - двух главных удельных княжеств Германского королевства. Но все-таки самая блистательная судьба в этом отношении выпала королеве Кастильской Алиеноре, дочери Генриха II Английского и Алиеноры Аквитанской - ее старшая дочь стала женой короля Леона, а затем унаследовала от своего отца Кастилию. Итак, Беренгария Кастильская - первая королева. Вторая дочь, Уррака, забракованная для наследника Франции, вышла замуж за короля Португалии. Уррака Кастильская - вторая в семье королева. Третья, Бланка, вышла замуж за Людовика VIII Французского - третья королева. Четвертая, Алиенора Кастильская, стала королевой Арагонской. Всего - 4 королевы в одной семье.
Активно строивший отношения Киевской Руси с Европой великий князь Ярослав Мудрый стал отцом трех королев. Старшая, Елизавета(Эллисив), вышла замуж за короля Норвегии. Вторая, Анастасия(Ангуда), стала женой короля Венгрии. Третья, Анна Ярославна, стала королевой Франции.
Примеров еще масса, но продолжим позже.